Как работает городская система видеонаблюдения?

Что такое умный город, зачем ему видеокамеры, о плюсах, минусах и тенденциях развития городского видеонаблюдения рассказывает эксперт конференции «Цифровая индустрия промышленной России», основатель и технический директор «Эрливидео» Максим Лапшин

Как работает городская система видеонаблюдения?

Как видеонаблюдение помогает и мешает горожанам

Зачем умному городу наблюдать

Говоря об умном городе, мы имеем в виду общую концепцию применения новых технологий для управления городским пространством, а не конкретные программы такого применения. Где-то в мире умный город — вполне себе работающий механизм, где-то он на стадии внедрения, где-то это внедрение встречает сопротивление со стороны жителей. Особенно часто боятся камер видеонаблюдения, в какой-то степени лишающих людей приватности. Тут надо вспомнить, что до начала ХХ века никакой приватности не существовало вообще. Негородскому человеку остаться инкогнито, иметь частную жизнь было крайне затруднительно. Богатого окружала прислуга, бедного — толпа родственников, в любом случае ты был всегда на виду. После массового переезда людей в города, как ни парадоксально, появилась возможность побыть наедине с собой: кто из нас хотя бы пересекается с соседями по лестничной клетке, уже не говоря о том, чтобы знать их имена или даже ходить в гости? Эта возможность остается, но мы добровольно жертвуем ей в пользу тех благ, которые дают нам технологии. Обвешав себя телефонами, умными часами и не боясь выходить в интернет, человек почему-то боится уличных камер, хотя видеонаблюдение — только малая часть глобального процесса по отказу от приватности на фоне технологического развития.

Умный город с его видеонаблюдением — это ведь не только про нашу безопасность и поимку грабителей. Простой пример. Поступает запрос восстановить работу камер: «Экстренно!» Мы удивляемся: в чем, собственно, экстренность? Оказывается, камерами пользуется еще и мэрия, которой надо понимать, куда отправлять снегоуборочные машины. Сегодня снега больше тут, а завтра — там. Мэрия открывает камеры и видит: здесь уже полтора метра снега, надо срочно ехать. Город этот — Находка. В нем снег идет так, что, если ты не успел убрать вовремя, придется ждать весны. То есть видеонаблюдение в системе «умный город» — это не про слежку, а про то, как технологии помогают людям жить.

Фото: Elizaveta Kozorezova/Pexels

Как наблюдают в России и в мире

В России публичное видеонаблюдение значительно менее зарегулировано, чем в Европе и Штатах. Почти нет проблем с тем, чтобы повесить камеру на улице, не надо ни перед кем отчитываться, что-то регистрировать. В Европе все сложнее. До сих пор никому толком не ясно, как совмещены видеонаблюдение и GDPR (General Data Protection Regulation, GDPR: постановление Евросоюза об усилении и унификации защиты персональных данных всех лиц в ЕС. — Прим. ред.). В одних странах требуют, чтобы в камеру не попадала проезжая часть, в других — частная территория, чужие дома. Да и у нас это флеймообразующая тема: как легально повесить камеру у себя над дверью? В России все, что находится за пределами квартиры, считается публичным пространством, где частная жизнь никак не защищается. Но если моя камера смотрит в соседскую дверь, я попадаю в приватную зону. Сосед может голым открыть эту дверь, может водить к себе, кого хочет, — моя камера не должна это фиксировать. В противном случае ее заставят демонтировать, и никакие доводы из серии «в моей камере замаскированы зоны приватности» не подействуют.

Разнятся законы и в отношении автомобильных видеорегистраторов. В России они разрешены, а в Германии, к примеру, тебя оштрафуют, даже если ты своим видео помог следствию. Записал аварию — скажут спасибо и оштрафуют. Потому что это примерно как если бы ты поймал преступника и свинцовой дубинкой выбил из него показания.

Люди, которые не выпускают из рук телефоны, боятся городского наблюдения, бунтуют против аналитики по лицам. В США, например, в двух городах официально запрещена технология распознавания лиц. Пока одни борются с прогрессом, другие его поддерживают. Время пройдет, и станет ясно, что те, кто боролись, просто отстали, как бы правильно у них все ни звучало. И еще важный момент: опасения людей в отношении видеонаблюдения сильно обгоняют реалии. Однако нельзя не отметить, что в законах типа GDPR есть сильное гуманное начало и в целом этот комплекс ограничений на использование технологий создан для того, чтобы всем нам было приятнее жить. Остается надеяться на здравый компромисс развития технологий и самоограничения общества в их использовании.

Развитие видеонаблюдения

В фильмах, особенно старых, зачастую весело и бодро с миллионом городских видеокамер сразу же находят нужного человека и все про него узнают. Типичный пример того, как художественный вымысел обгоняет реальность. Еще относительно недавно у хулиганов было особым шиком поулыбаться в камеру наблюдения, поскольку они прекрасно знали, что качество картинки (на тот момент) настолько плохое, что по черно-белым кашицам, по картошкам на видео опознать их будет невозможно. Сегодня неплохие цветные камеры стоят недорого, так что поулыбаться без последствий уже не получится. Впрочем, по нашему опыту, зачастую полицейские могут опознать хулигана даже по нечетким очертаниям, потому что они и так всех наизусть знают. На улице с распознанием лиц пока хуже: огромные расстояния, плохое освещение, но интеллектуальность техники растет, развитие видеоаналитики идет семимильными шагами.

Растет и число камер. У департамента информационных технологий города Москвы их сегодня примерно 250–400 тысяч, плюс к ним еще какое-то количество развешано по зданиям, территориям. Тут важно понимать, что все современные охранные системы выросли из концепции «продолжение глаз охранника». Классическая охранная система видеонаблюдения — это монитор, перед которым сидит человек, у него в руках дубинка или оружие, есть фонарик и свисток, он смотрит в экран по восемь часов. Ему можно доверить 16 камер, максимум 20, больше — бессмысленно. Современные крупные системы видеонаблюдения в рамках умных городов давно переросли в сотни и тысячи раз то количество камер, которое можно мониторить в реальном времени. Всем им нужны дополнительные индикаторы для срабатывания.

Современные охранные системы наблюдения постепенно дооборудуются видеоаналитикой. Но нет других IT-отраслей, в которых обещания и действительность расходятся так же сильно. Аналитика загнала себя в ситуацию, в которой компании тяжело давать реальные оценки своего продукта, поскольку ты будешь смотреться в сотню раз хуже конкурента. Для того чтобы продавать свои продукты, приходится хоть как-то добавлять те или иные детекторы, отчетливо понимая, что они вряд ли помогут в реальной жизни.

Например, анализ драк. С одной стороны, все просто: повесил камеру, драка началась — сработал индикатор. Но люди дерутся, а лампочка не горит, и это только базовая проблема. Даже если сработал детектор, драку не пресечь. И конечно же, цель всех этих мер — это не только пресекать, но и предотвращать.

Операторы Центра автоматической фиксации административных правонарушений (ЦАФАП) в режиме реального времени следят за возникающими нарушениями в сфере ЖКХ в столичных дворах и на прилегающих территориях Фото: Александр Авилов/Агентство «Москва»

Как видеонаблюдение помогает городу

Говоря о помощи видеонаблюдения городу, всегда имеется в виду облегчение работы людей, а ни в коем случае не их замена. Нельзя убрать с улиц полицию, но подъездное наблюдение реально помогает не только снизить уровень возможных правонарушений, но и помочь с раскрытием совершенных, плюс окупается в короткие сроки. Вид горящего глазка, глядящего на человека, который решил справить малую нужду, действует крайне отрезвляюще. Желание сразу пропадает, человек находит в себе силы потерпеть. Или другой пример: я предложил соседям повесить в доме камеры. Они сомневались, но согласились. Через неделю приходит сосед, у которого снесли зеркало «мерседеса», стоимость ремонта — 50 тысяч, то есть примерно сопоставима со стоимостью системы наблюдения. Смотрим в нашу камеру — проехала газель с открытой дверью, номеров не видно. Посмотрели с других камер, вычислили водителя, деньги смогли взыскать. Есть аргументы против охранного наблюдения из серии «полной гарантии ведь не дает». Расскажите это женщине, подвергшейся в подъезде какому-либо притеснению! Понятно, что ни одна система защиты не даст полной гарантии от хулиганства, взлома или пьяной драки. Но снизить уровень напряженности в подъезде, доме и городе видеонаблюдению по силам.

И не только это. С помощью видеонаблюдения можно, например, понять пешеходный трафик: где людей много, куда ходят редко, как именно ходят, как пересекают перекрестки, нужно ли что-то менять в работе светофоров. Префектуре удобно отслеживать работу ЖКХ: нет ли на улицах мусора, убран ли снег. Многие возможности видеонаблюдения городами пока просто не используются. Что-то анонсировано, что-то преподносится поставщиками решений как уже реализованное. Между потенциалом и практикой всегда есть разрыв. Но в целом идет активное развитие видеонаблюдения с постепенным его внедрением в неохранные сферы.

Плюсы и минусы городского видеонаблюдения

Устанавливается специальный софт, человек подходит к своей двери, она распознает его лицо и открывается — прекрасно. Консьержная служба с видеонаблюдением может быть одной на целый дом, не надо платить за охранников в каждом подъезде. То есть видеонаблюдение — это экономически выгодно, а в условиях пандемии — еще и безопасно для здоровья: офисы, использовавшие распознавание по отпечаткам пальцев, сейчас переходят на распознавание по лицам.

Теперь о минусах. Во-первых, слабость видеоаналитики. Технологически системы дошли до анализа видео в подъездах, с городским наблюдением все сложнее. Сегодня камеры видеонаблюдения по разрешению обгоняют телекамеры во много раз. Пока телевидение размышляет над разрешающей способностью в 4K и фантазирует по поводу 8K, в охранных видеокамерах уже 16K, а то и больше. Объем данных в видеонаблюдении просто сумасшедший, и все-таки его катастрофически не хватает для анализа. Иногда у поставщика заранее готов целый список причин, почему не получится распознать человека.

Второй и главный минус — потеря приватности. Про это можно шутить, радоваться повышению уровня прозрачности и безопасности жизни, но в целом уменьшение приватности — это неприятно. В прошлом году разразился скандал, когда выяснилось, что Amazon хранит данные Ring (Ring — дочерний проект Amazon, компания по обеспечению безопасности в домах с помощью камер видеонаблюдения. — Прим. ред.) фактически в одной папке, пароль от которой есть у огромного количества украинских фрилансеров, а также есть возможность делиться доступом к этим файлам. Все, что Amazon пишет с домов, анализируется тысячей людей в Украине и за недорого размещается в нужных этим людям местах.

Повысить уровень безопасности видеонаблюдения можно, например, с помощью шифрования видеоданных, когда доступ к видео получает только тот, у кого есть пароль. Однако все способы возвращения приватности пока довольно сложные и дорогие. В большинстве случаев приходится мириться с тем, что домофоны знают о нас слишком много: когда, куда и с кем мы ходим, кого мы приводим домой. Мы беззащитны перед операторами видеонаблюдения. Зато более защищены перед недоброжелателями в наших подъездах. Плюсов у видеонаблюдения все-таки больше. Это как с выкладкой товаров в магазинах. Камера следит за работником и сигнализирует: йогурт закончился, срочно неси йогурт. Работник магазина послушно бежит за йогуртом. По сути, робот управляет человеком, что вроде бы неприятно. Зато на полках всегда есть йогурт. Будут ли роботы бегать за йогуртом, подметать улицы или ловить преступников, неизвестно. Пока что люди дешевле и надежнее. Особенно когда ими управляют роботы.

Как устроена городская система видеонаблюдения Сколько камер успевают вас заснять, пока вы идёте от дома до метро, и во сколько городу обходится их обслуживание

В Москве установлено почти 140 тысяч видеокамер. Они снимают прохожих на улицах и людей, входящих в подъезд, двор, школу или детский сад, а также то, что происходит на стройках. Обслуживанием этих камер занимаются выигравшие тендер компании. Они передают изображения в единый центр, откуда доступ к ним могут получить представители разных госорганов. The Village узнал, как работает городская система видеонаблюдения и во сколько бюджету обходится содержание всех этих камер.

Читайте также  Что такое резонанс токов и напряжений

Как появились городские видеокамеры

Илья Лисовский

директор департамента дополнительных услуг компании «Ростелеком»:

Проект городского видеонаблюдения в том виде, в котором он существует сейчас, запустился в 2012 году, когда в правительство Москвы пришла новая IT-команда под руководством Артёма Ермолаева. Тогда у города уже была старая система видеонаблюдения, построенная в середине 2000-х. Но к 2010 году она устарела и морально, и физически: часть оборудования вышла из строя, а его даже не на что было поменять. В 2011 году её решили перевести на сервисную модель, одновременно полностью обновив техническую архитектуру и повысив качество обрабатываемых видеоизображений.

В техническом задании департамент информационных технологий указал три типа видеонаблюдения: подъездное, дворовое и видеонаблюдение в местах массового скопления граждан. Всё начиналось с этого, а позже добавились ещё несколько типов видеонаблюдения: в учебных заведениях (плюс учреждения дошкольного образования), на ярмарках выходного дня и на строящихся объектах.

Сейчас в Москве установлены более 140 тысяч камер видеонаблюдения, из них более 98 тысяч — на подъездах, более 20 тысяч — во дворах, более 2 500 — в местах массового скопления людей. Также камеры установлены в образовательных учреждениях (более 6 тысяч), на объектах торговли и услуг (более 900 камер) и стройках (более 200 камер). Из них «Ростелеком» установил более 51 тысячи камер.

На видеонаблюдение тратятся деньги из городского бюджета, и каждый месяц это разная сумма, так как оплачивается сам факт получения услуги. Есть и система штрафов, которой облагаются операторы, обслуживающие систему видеонаблюдения: если камера сломалась и её не починили вовремя, то за такой простой город не платит деньги, а вычитает их из счёта оператору. Но ориентировочно видео с подъездной камеры обходится где-то в 900 рублей в месяц, 7–9 тысяч рублей город платит видео с дворовой, и в районе 12 тысяч рублей — за съёмку мест массового скопления людей.

Где идёт видеосъёмка

Камеры приблизительно равномерно распределены по городу, общая задача была — максимальное ковровое покрытие города, чтобы в любой момент можно было посмотреть, что происходит. Как размещаются камеры? Подъездные камеры располагаются обычно на входной двери рядом с домофоном, чтобы было видно лицо входящего человека. Раньше камеры вешались под козырёк подъезда, и это было наблюдение за капюшонами и бейсболками тех, кто подходит к двери.

В Москве примерно 110 тысяч подъездов, и только 10 % из них остались без видеонаблюдения. Это связано с разными причинами. На первом этапе некоторые жители были против того, чтобы на входную дверь вешали камеру. Камер нет и на домах, готовящихся к сносу, а также возле жилых комплексов уровня бизнес-класса, у которых и так есть своё видеонаблюдение.

Сейчас почти нет подъездов, которые отказываются от подъездной камеры. Видимо, поняли, что ничего страшного в этом нет, да и это, с другой стороны, помощь участковым, потому что, когда они приходят по сообщению о происшествии, сразу интересуются записью с места преступления. Но вообще отказаться можно. Нужно, чтобы против установки камер были две трети жильцов. Если кому-то очень-очень не нравится, что возле дома есть камеры видеонаблюдения, он должен устроить собрание жильцов подъезда, вынести на рассмотрение этот вопрос, принять под протокол решение о демонтаже этой камеры, направить его владельцу камеры (исполнителю госконтракта), и тогда эту камеру уберут. При этом бывает, что люди, видя монтаж камеры, начинают говорить «а я же не давал согласия на установку камеры». Но по нашему законодательству видеосъёмка в общественных местах не требует специального разрешения от человека. А место перед подъездом и лестничная клетка первого этажа — это общественное пространство, поэтому для съёмки разрешения не нужны.

Дворовые камеры и камеры в местах массового скопления (ММС) людей довольно похожи. Только дворовые обычно висят с внутренней стороны двора и смотрят на двор, а камеры ММС висят либо на столбах, либо на стене жилого дома. И те, и другие камеры — поворотные, то есть камерой можно посмотреть от стены до стены дома или опустить её вниз или поднять наверх. Можно настроить это автоматически, а можно через интерфейс: есть кнопки в браузере, которые позволяют крутить камеру. У дворовой камеры десятикратный зум. У той, что работает в местах массового скопления людей, — 30-кратный. Не стоит бояться того, что камеры висят слишком высоко: изображение можно увеличить так, что в дворовой камере будет виден номер машины, дырка в асфальте или незаконно заклеенный объявлениями фасад.

Куда и какую камеру ставить, «Ростелеком» узнаёт от департамента информационных технологий: он присылает нам и остальным исполнителям госконтракта список объектов. Но решает это не департамент, сотрудники лишь собирают эту информацию от пользователей, то есть функциональных заказчиков. Расположение камер определяет ОАТИ и другие госструктуры, которым видеонаблюдение нужно для работы. Два самых больших госпотребителя видеоизображений — это МВД и комплекс ЖКХ. Если первым интересно, чтобы не было правонарушений, то вторым важно, чтобы в городе всё хорошо работало и, если что-то сломалось, увидеть это и быстро починить.

Например, МВД было инициатором того, чтобы камеры висели у выходов из метро, так как это потенциальные зоны риска. Подъездные камеры — тоже их инициатива. Обычно проезжающей мимо патрульной машине не видно, что происходит внутри двора, а то, что называют «предподъездными» правонарушениями, часто случается в то время, пока человек стоит и набирает код на домофоне: к нему могут подбежать и выхватить сумку, например. Предприятиям ЖКХ важно видеть двор — вывезен ли мусор, в срок ли он вывезен, в нормальном ли состоянии дорожка к детской площадке, работает ли свет во дворе.

камер видеонаблюдения установлены cейчас в Москве

из них — на подъездах

камер — во дворах

— в местах массового скопления людей

Кто всё это смотрит

Все камеры и каналы связи принадлежат исполнителям госконтракта — «Ростелекому», МГТС и «Акадо». Камеры между ними распределены по округам. Компании занимаются установкой, обслуживанием камер, созданием видеокартинки и передачей её в Единый центр хранения данных (ЕЦХД). В него по оптоволоконным сетям стекается около 140 тысяч видеопотоков со всего города. Это закрытый центр обработки данных, я даже не могу сказать, где именно он находится, кроме того что в Москве. В нём установлены серверы и программное обеспечение, которое сохраняет видеоархив и раздаёт это видео конечному потребителю. Всё это уже принадлежит департаменту информационных технологий.

Видеокартинки идут дальше по специальным защищённым шлюзам. Уровень защиты примерно такой же, как и в банках в личных кабинетах — это протокол HTTPS, шифрованный канал передачи данных с последними сертификатами. Камеры присутствуют в изолированном сегменте Cети, то есть напрямую из интернета к ним доступ не получить, только через специальный VPN.

Само формирование картинок со всего города поддерживает несколько сотен человек, а в эксплуатации единого центра хранения данных задействованы несколько десятков человек.

Конечно, безумством будет смотреть все эти потоки и следить за тем, что работает и не работает. Для этого создан специальный механизм, который контролирует получение видеопотоков в автоматическом режиме. Если вдруг видео с какой-то камеры перестало поступать либо изменились технические характеристики видеопотока, то автоматически создаётся заявка в круглосуточную службу мониторинга.

Время починки очень зависит от того, что именно сломалось. Часто камеры страдают от случайного вандализма в виде весенней покраски дверей: красят дверь, а заодно и объектив. Но всё это быстро лечится протиранием растворителем. Бывает, что просто на сети проблемы, оборудование выходит из строя или кабель повреждён при ремонте в подъезде. Подавляющее большинство заявок закрывается меньше чем за сутки, а сетевые проблемы обычно решаются в течение двух часов.

Хуже всего, если камеру украли. К сожалению, мы не можем через пять минут монтировать на место новую камеру, потому что правоохранительные органы не примут у нас заявление о краже. Чтобы мы могли пожаловаться на кражу, нужно показать участковому, что камеры действительно нет. Сейчас, кстати, их воруют уже не так часто. После нескольких уголовных дел люди узнали, что камеры действительно работают и снимают. И если ты пытаешься камеру открутить, то тебя могут посадить.

Из Единого центра хранения данных видео раздаётся во внутреннюю сеть правительства Москвы. Доступом к городской системе видеонаблюдения заведует ДИТ. То есть практически все чиновники, начиная от сотрудников ЖКХ, директоров школ и заканчивая МВД и спецслужбами могут получить доступ к видеокамерам. Для входа они используют свой логин и пароль городской единой системы учёта данных. Но есть ограничения: можно разрешить смотреть видео только с определённых камер — например, только с подъездных или дворовых ЮВАО. Есть и уровни приоритетности пользователей: если в просмотр зашли представители спецслужб и хотят покрутить камеру, установленную на Кутузовском проспекте, то, например, сотрудник ЖКХ на этой территории не может им помешать, даже если его интересует, вывезен ли мусор. На компьютер не нужно ставить специальное программное обеспечение, всё это работает через браузер, на смартфонах и на планшетах.

Если произошёл какой-то инцидент, то любой горожанин может запросить видео с нужной камеры. Для этого нужно позвонить на Горячую линию городской системы видеонаблюдения по телефону +7 (495) 587–00–02, назвать адрес и промежуток времени, в который произошло ЧП. Оператор в режиме реального времени, ориентируясь на точку, которую вы назвали, отметит все камеры, с которых потенциально можно было бы наблюдать, что произошло на этом участке. Он забронирует видео — по умолчанию срок хранения записей составляет пять дней — и выдаст номер заявки. Срок хранения зарезервированной видеозаписи — 30 дней. С этим номером заявки нужно будет обратиться в полицию, чтобы те, в свою очередь, скачали запись и приложили её к делу о происшествии.

Если вы хотите узнать, сколько в среднем проходите камер по пути на работу, то посчитайте количество подъездов и дворов, мимо которых вы идёте, и прибавьте пару камер, которые вас могут поймать на выходе из двора и у метро.

Как устроена городская система видеонаблюдения

1 сентября на всех станциях метро Москвы заработала система видеонаблюдения. Уже подписан регламент взаимодействия между правоохранительными органами и службой безопасности метро.

Дептранс Москвы планирует активно развивать систему видеонаблюдения сопутствующими сервисами: мониторинг и оповещение пассажиров о загруженности вагонов, подключение оплаты через сканирование лица (FacePay), выявление подозрительных предметов, нуждающихся в медицинской помощи пассажиров и т.д. Системы распознавания еще не совершенны, и риск мошенничества при их использовании, тем более с интеграцией с платежными системами, должен обязательно учитываться разработчиками. Возможно, будет использоваться второй фактор авторизации, например, мобильный телефон. Насколько успешно это будет реализовано – покажет период опытной эксплуатации, который запланирован уже на осень этого года.

Отметим, что видеокамеры будут использоваться и для обеспечения физической безопасности граждан: предотвращения или выяснения обстоятельств нежелательных инцидентов. Согласно статистике ведомства, городская система видеонаблюдения используется при расследовании 70% преступлений.

В рамках государственной программы «Умный город» в Москве установлено более 193 тысяч камер. Из них:

102 500 на подъездах,

Читайте также  При касании газовым шлангом посудомойки срабатывает УЗО

21 000 во дворах,

4 000 в местах массового скопления граждан (выходы из метро, площади, крупные торговые центры),

Остальные – в образовательных учреждениях, медицинских организациях, на ярмарках выходного дня и объектах торговли и услуг.

По утверждению ДИТ Москвы, единовременно из строя по различным причинам может быть выведено не более 0,3% камер.

Сигнал со всех московских камер поступает в государственную информационную систему «Единый центр хранения и обработки данных» (ЕЦХД). К этой системе также подключены камеры транспортной инфраструктуры (дорожные камеры, МЦК, остановки, железнодорожные вокзалы), камеры объектов культуры (парки, музеи), камеры спортивных и других объектов.

Доступ к городской системе видеонаблюдения строго регламентирован и предоставляется только сотрудникам федеральных органов государственной власти, мэру Москвы и уполномоченным им должностным лицам, правоохранительным и исполнительным органам власти. Он осуществляется по персональным учетным записям, при выдаче которых пользователи предупреждаются о неразглашении конфиденциальной информации, а также о недопустимости передачи логина и пароля третьим лицам. Жители Москвы в случае происшествия могут обратиться за получением записи с камер (не позднее 5 дней, так как далее часть записей удаляется) и получить необходимый видеоархив.

С точки зрения ИБ, видеонаблюдение совокупно с системой распознавания лиц несет очевидные риски нарушения конфиденциальности граждан при получении доступа к данным неуполномоченными лицами. Поэтому обеспечение безопасности данных в информационных системах видеонаблюдения критически важно, для этого необходимо:

Организовать защиту ИТ инфраструктуры ядра системы и видеоархивов, строгий контроль доступа к ним.

Обеспечить информационную безопасность при работе персонала с видеоархивами, а также в точках сопряжения системы со сторонними системами.

Защищать шифрованием канал связи от камер до ядра системы, использовать Unicast и выделенные каналы связи при доставке данных.

Обновлять ПО, изменять настройки камер по умолчанию и использовать все доступные в прошивке механизмы ИБ.

Обеспечить физическую защиту камер (надежный водонепроницаемый кожух и обеспечение недоступности оборудования для внешнего физического подключения, труднодоступное место установки, громоотводы и т. д.).

Выполнять требования регуляторов к ИС видеонаблюдения, регулярный анализ рисков, мониторинг и управление информационной безопасностью.

Система видеонаблюдения в Москве: записи с камер может получить каждый москвич

24 октября 2018 1:00

Недавняя громкая история с футболистами Кокориным и Мамаевым в очередной раз доказала эффективность системы видеонаблюдения, которую последние годы активно развивают в Москве. Оба жестких эпизода, когда бывшие игроки сборной России махали на улице и в кофейне кулаками, оказались засняты. Причем сразу несколькими камерами. И в течение каких-то пары-тройки часов стало понятно, кто, кого и как бил.

Аудио: Как устроены системы видеонаблюдения: записи с камер может получить каждый

Еще лет десять назад при таких же вводных доказать вину звездных драчунов было бы гораздо сложнее. А тут вот тебе запись. Нагляднее некуда.

Система видеонаблюдения продолжает расширяться. Сегодня камеры, которые за нами следят, стоят не только на дорогах, но и во дворах, на подъездах, школах, в парках, на поликлиниках, магазинах, торговых центрах и всяких прочих общественных местах.

Всего — 167 тысяч камер (см. «Только цифры»).

Доступ к записям с этих камер может получить любой горожанин (см. «Инструкция по применению»). Например, в 2017 году москвичи подали 22 тысячи заявок на сохранение видео с нужных камер. Это 1,5 миллиона часов выгруженного видео (660 терабайт) — по длительности как 750 тысяч двухчасовых фильмов.

ЛОВЯТ И ЖУЛИКОВ, И КОММУНАЛЬЩИКОВ

— Записи с камер поступают в Единый центр хранения данных (ЕЦХД), где хранятся в течение пяти дней, — объясняет руководитель Департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы Эдуард Лысенко. — Оперативный доступ к видео в режиме реального времени или к архиву предоставлен 10 тысячам сотрудников органов исполнительной власти и 6 тысячам представителей правоохранительных органов. Они могут пользоваться как с рабочих мест, так и с мобильных устройств — для оперативности.

Число преступлений, которые раскрываются с помощью видеокамер, за последние три года увеличилось почти вдвое. Более 3 тысяч — это цифры 2017 года. В 2015-м было около 1600.

Камеры помогают не только при поиске воришек и прочих жуликов. Например, в прошлом году благодаря системе зафиксировали около 170 тысяч нарушений в сфере ЖКХ. Это недобросовестная уборка дворов и улиц коммунальщиками, проблемы с вывозом мусора и прочее.

БЕЗ СЛЕПЫХ ЗОН

По словам Эдуарда Лысенко, система видеонаблюдения расширяется каждый год.

— Москва — большой город. Говорить о том, что вся территория уже охвачена, рано. Количество камер, включенных в систему видеонаблюдения, будет увеличиваться. Мы постоянно интегрируем в систему существующие камеры органов исполнительной власти, а также коммерческих объектов: торговых центров, ритейлеров (крупные маркеты), банков и не только. Мы работаем по такой схеме: предприниматели получают готовую централизованную систему, которая помогает удаленно контролировать локальные магазины или офисы, а город — дополнительный поток видеоданных.

Сейчас одна из главных задач развития системы — чтобы в городе не было слепых зон, которые не попадают в обзор. Для этого специалисты корректируют расположение камер.

— Кроме того, развиваем мобильное видеонаблюдение, — отмечает Лысенко. — Это передача сигнала с мобильных источников: смартфонов, нательных видеорегистраторов органов безопасности и городских служб.

КСТАТИ

Когда систему распознавания лиц внедрят по всему городу?

Во время чемпионата мира по футболу на московских стадионах, в метро, фан-зонах и пешеходных улицах установили камеры с системой распознавания лиц. Благодаря чудо-технике практически каждый день полицейским удавалось задерживать беглых преступников (в том числе тех, кто находился в федеральном розыске) и людей, которые засветились во время правонарушений. Снимающие человеческий поток камеры мгновенно сверялись с фотобазой преступников и сообщали операторам. За месяц в Москве задержали 180 человек.

По словам Эдуарда Лысенко, первые пилотные проекты по распознаванию лиц были запущены в столице еще в 2017 году.

— На текущий момент нам удалось протестировать проект на 1,5 тысячи камер, оптимизировать и удешевить его, — говорит глава ДИТ. — Все наработки мы передали коллегам из МВД. Ждем их решения. Кроме того, мы прорабатываем возможность использовать эту видеоаналитику на стадионе «Лужники» на постоянной основе.

ВАЖНО!

Чтобы следить за ходом самых масштабных городских праздников и фестивалей, вовсе не обязательно ехать на площадки. Многие москвичи пользуются прямыми трансляциями на портале «Окно в город» (video.dit.mos.ru/window). Например, прямые эфиры фестиваля «Круг света» и Парада Победы через интернет смотрели десятки тысяч зрителей.

ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

Как найти нужную вам видеоинформацию

1. На сайте data.mos.ru вы можете посмотреть, есть ли в интересующей вас части города камеры.

2. Звоните на номер «горячей линии» московской системы видеонаблюдения +7 (495) 587-00-02 и оставляете заявку на сохранение видеоархива. Оператор назовет вам номер заявки. С этого момента ваши данные хранятся 30 суток.

3. Далее обращайтесь в полицию, сообщая номер заявки. После этого полиция получает доступ к запрошенной вами записи.

Помните, что запись с камер, установленных на улицах, во дворах и на подъездах, хранятся 5 календарных дней. Поэтому обращаться на «горячую линию» системы лучше сразу.

Вся полезная информация и реестр всех камер — на сайте video.dit.mos.ru.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Безопасность и комфорт: как работает городская система видеонаблюдения

Московская система видеонаблюдения одна из самых совершенных в мире, сегодня она используется при расследовании 70% правонарушений, происходящих в городе.

Многие горожане считают, что камеры отвечают только за безопасность. На самом деле круг задач куда шире. Как развивалось видеонаблюдение в столице и в каких сферах жизни города применяется – рассказал Дмитрий Головин, начальник отдела городского видеонаблюдения Департамента информационных технологий.

– Когда появилась городская система видеонаблюдения? Что она из себя представляла?

– В 2001 году появились первые камеры в многоквартирных жилых домах. Их устанавливали снаружи и внутри подъездов – всего около 80 тыс. камер. Также камерами были оборудованы 120 мест массового пребывания граждан. Но они были черно-белыми и располагались так, что разглядеть можно было по большей части только затылки.

Видео с камер поступало в районные Локальные центры мониторинга. В этих центрах сидели сотрудники (чаще всего бабушки), которые контролировали видеосигналы и выдавали архивы полиции. Как и во всем мире, видеокамеры тогда использовались только для безопасности. Но из-за того, что система хранения была децентрализованной, полиция тратила массу времени на поиск необходимого материала: приходилось определять нужный центр, звонить и уточнять, есть ли там видео, записываться на прием, ехать на другой конец города и т.д.

Особенность видеонаблюдения того времени еще и в том, что город покупал камеры за свой счет. Также оплачивал каналы связи, работу по монтажу и прокладке кабеля, заказывал мониторинг системы. Затраты большие, но результат себя не оправдывал.

– А что сейчас? Город по-прежнему тратит на видеонаблюдение огромные деньги?

– В 2011 году мы поняли, что пора что-то менять. Создавать новую систему с нуля за свой счет невыгодно. Поэтому появилась идея строить систему городского видеонаблюдения за счет подрядчиков – по сервисной модели.

Это значит, что департамент оплачивает только видео с определяемых точек и хранит его 5 суток. А ответственность за установку камер видеонаблюдения, организацию каналов связи и обслуживание несут операторы связи, которые выиграли конкурсы и с которыми заключены государственные контракты. Благодаря сервисной модели мы снизили затраты на 40%.

При этом мы развиваем рынок, потому что оплачиваем только качественный и непрерывный видеопоток. Если изображение не соответствует нормам, подрядчик платит штраф. Поэтому операторам связи приходится регулярно обновлять инфраструктуру.

– С чего началась реорганизация системы видеонаблюдения?

– Вернемся в 2011 год. На старте нужно было создать ядро централизованной системы видеонаблюдения. Потому что управлять Локальными центрами в 125 районах Москвы неудобно и дорого.

Мы решили свести всю информацию в Единый центр хранения и обработки данных (ЕЦХД) и обеспечить к нему доступ представителям правоохранительных органов и органов исполнительной власти с рабочих мест – чтобы не пришлось больше никуда ездить, записываться на прием, ждать пока откроется что-то. Обновленная городская система видеонаблюдения запустилась 22 марта 2011 года.

Изначально мы ориентировались на мировой опыт, поэтому система была построена на базе Cisco Video Service Manager. Но коробочное решение не было гибким и не обладало широтой нужных нам функций. А доработка, если и возможна, максимально дорога и сложна – всё-таки это продукт американской компании, который отражает их представление об управлении городом.

В 2014 году мы перешли на российское видеоядро Netris VoD Server. Я могу с уверенностью сказать, что в мире нет решений подобного класса.

Основные отличия московской системы видеонаблюдения от западных, например, знаменитой лондонской:

  • В сервисной модели – мы заменили покупку оборудования на максимально эффективное использование имеющейся инфраструктуры
  • В централизованном хранении видеоархивов и удаленном доступе к нему – в других странах поиск видео превращается в настоящий квест
  • В широком применении системы видеонаблюдения – мы больше, чем регулятор безопасности

Мы убедились, что городское видеонаблюдение повышает комфорт проживания и безопасность москвичей.

Читайте также  Маятниковые противопожарные двери двухстороннего открывания

– Как работает городская система видеонаблюдения?

– Городская система видеонаблюдения – это 167 тыс. камер, которые установлены во дворах, на подъездах, в парках, школах, поликлиниках, на объектах торговли и строительства, а также в холлах органов исполнительной власти (ОИВ) и других общественных местах. Мы снимаем 1,5 млрд часов видео в год.

Записи поступают в ЕЦХД. Около 10 тыс. сотрудников органов исполнительной власти и 6 тыс. представителей правоохранительных органов могут просматривать видео в реальном времени и изучать архивы записей на рабочих местах и с мобильных устройств.

Что это дает городу? Конечно, безопасность. Записи с камер используются в расследовании порядка 70% правонарушений. В 2017 году с их помощью раскрыли 3085 преступлений – это на 14% больше, чем в 2016 году.

Для горожан особенно важно, что современные камеры помогают раскрывать и мелкие преступления, за которые раньше полицейские даже не брались. Например, кражу велосипеда или коляски из подъезда. Обратиться за подобными записями может любой москвич. Так за 2017 год от жителей поступило более 22 тыс. заявок на доступ к архивам – это 1,5 млн. часов (660 ТБ) выгруженного видео.

– В каких еще сферах жизни города используется видеонаблюдение?

– Городская система видеонаблюдения разрабатывалась для решения массы задач и за пределами сферы безопасности.

Видеонаблюдение помогает коммунальным службам города. К примеру, теперь гораздо легче отследить, насколько качественно провели уборку дворов и улиц – все покажет трансляция в режиме реального времени. 60% органов исполнительной власти используют камеры для контроля за работой: так, в прошлом году записи помогли зафиксировать и устранить 170 тыс. нарушений в сфере ЖКХ. Мы планируем научить информационную систему пользоваться цифровым зрением: определять пустые песочницы, сломанные качели или переполненные мусорные контейнеры – и автоматически сообщать об этом коммунальным службам.

Мало кто задумывался, но камеры помогают следить за обликом столицы. С их помощью городские службы контролируют размещение рекламы в городе. Раньше инспекторы для этого выезжали в город. Теперь технологии помогают мониторить вывески с экрана рабочего компьютера: наводишь камеру, куда нужно, и смотришь. Городские камеры также наблюдают за порядком на московских стройках, помогают регулировать транспортные потоки и бороться с пробками на дорогах.

Камеры установлены и в образовательных учреждениях столицы. Мы предполагаем, что в будущем система распознавания лиц в школах заменит турникеты и будет контролировать входящих людей. А камеры в детских садах уже помогают родителям наблюдать за ребенком и удостоверяться, что с ним все в порядке. При этом педагоги тоже в выигрыше: имея на руках записи с видеокамер, они могут не опасаться необоснованных обвинений и нападок в свой адрес.

Камеры незаменимы и в сфере торговли. Городская система видеонаблюдения используется при мониторинге ярмарок выходного дня. Она помогает обнаруживать несанкционированную торговлю и следит за чистотой на торговых площадях.

Кроме того, относительно недавно камеры установили во взрослых и детских поликлиниках, стоматологиях, женских консультациях и диспансерах — в регистратуре, вестибюле возле информационных стоек и инфоматов, холлах и на медицинских постах. Нет их только в кабинетах врачей. В этом случае задача системы видеонаблюдения — повысить качество медицинского обслуживания и комфорт пребывания пациентов в медучреждениях.

Горожане тоже могут следить за Москвой в режиме реального времени. Для них мы открыли «Окно в город» – это портал, который подключается к нашим камерам и транслирует значимые городские события. Например, Парад Победы или фестиваль «Круг света».

Видеонаблюдение в городе – это не какой-то Большой Брат, который следит и наказывает. А некое большое братство, с помощью которого можно решать массу проблем.

– Как развивается городское видеонаблюдение сейчас? Какие новые технологии появились?

– Мы меняем старые камеры на новые с более высоким разрешением, используем камеры с круговым обзором 360 градусов. Также развиваем инструменты, которые помогают автоматизировать работу с данными. Например, в заданное время камеры умеют автоматически поворачиваться в нужный ракурс и делать скриншот, который сотрудник органов исполнительной власти использует в своей работе.

Также мы перераспределяем расположение камер. Для этого анализируем процессы всех органов власти и понимаем, какие ключевые моменты должны отражаться в видео, чтобы они принимали правильные управленческие решения. В местах, где нельзя поставить постоянную камеру – она там либо просто не нужна, либо это физически невозможно – развиваем передачу сигнала с мобильных источников: смартфонов, нательных видеорегистраторов органов безопасности и городских служб.

Городская система видеонаблюдения постоянно растет: мы интегрируем камеры органов власти в единую систему и подключаем камеры коммерческих объектов: ТЦ, ритейлеров и банки. Работаем по схеме win-win: предприниматели получают готовую централизованную систему, которая помогает удаленно контролировать локальные магазины или офисы. А город – дополнительный поток видеоданных.

Также мы продолжаем внедрять системы распознавания лиц. Первые пилоты были запущены в 2017 году. Нам удалось протестировать, оптимизировать и удешевить решение. Наработки мы передали коллегам из Министерства внутренних дел Российской Федерации. Сейчас ждём оценки результатов и решения по дальнейшей судьбе проекта – нужен он им или нет.

Если говорить в общем – мы предоставляем правоохранительным органам инфраструктуру (камеры и оборудование), которая помогает находить преступников. Например, во время чемпионата мира по футболу мы подключили 4,5 тыс. камер на объектах мундиаля и развернули 3 пилотные зоны: на входных КПП стадиона «Лужники», «Спартак» и площадки Фестивалей болельщиков на Воробьевых горах – там установили видеокамеры с модулем распознавания лиц ГИС ЕЦХД.

Сотрудникам полиции, которые досматривали посетителей на КПП, выдали 50 специальных смартфонов. Когда в объективы камер попадали лица, схожие с портретами из баз розыска, на устройства полицейских приходили оповещения. В результате удалось задержать 98 человек, которые числились в базах правоохранительных органов.

Кроме того, видеоаналитика помогла подсчитать количество посетителей: за все время чемпионата территорию Фестиваля болельщиков на воробьевых горах посетили 1,89 млн. человек.

– Каково будущее городской системы видеонаблюдения?

– Мы понимаем, что внедрение системы, даже очень дорогой, не изменит ничего, если ей никто не будет пользоваться. И мы много времени тратим, чтобы научить органы исполнительной власти ею пользоваться.

На старте нам в этом помогал мэр. На оперативках во время доклада префекта он очень любил говорить: «Откройте вот эту камеру. Вы мне докладывали, что все починили, давайте посмотрим. Перемотайте архив – так вы только ночью перед оперативкой починили». Нашим главным пиарщиком был мэр. Тогда органы исполнительной власти были вынуждены пользоваться городской системой видеонаблюдения – а сейчас они сами предлагают идеи для развития.

Почему это важно? Чем больше технологий мы используем, тем больше полезных данных извлекаем. Возьмем, например, подъездные камеры. Информация, которая поступает о количестве людей в подъездах важна для многих факторов. Первое – проектирование транспортной доступности, второе – благоустройство придомовой территории и планирование социальной инфраструктуры: садики, школы, магазины шаговой доступности. И, конечно, безопасность и комфорт жизни.

Безопасный город и видеонаблюдение

Оптимальное решение

Даже для небольшого объекта нет оптимального решения. Где-то нужны внутренние камеры, где-то — уличные, где-то — антивандальные, а может, и поворотные. Не говоря уже о проекте «Безопасный город». Все зависит от конкретной задачи и условий на объекте. Сейчас предложений различного конструктива камер, технологий передачи и разрешений великое множество. Поэтому в первую очередь я бы выделил грамотность подхода к проектированию системы.

Видимо, надо обследовать каждый участок пространства установки системы и принимать уже индивидуальное решение, какую камеру и какой тип передачи данных выбрать. Понятно, что проще выбрать шаблон, согласовать с необходимыми требованиями и клепать в дальнейшем конкретные инсталляции. Скорее всего так и будут реализовываться эти проекты, потому что человек всегда идет по наименее сложному пути. Но будут ли выполнены поставленные задачи — это большой вопрос.

Видеоаналитика

Думаю, видеоаналитика может существенно помочь автоматизировать процесс выявления тревожных ситуаций в проекте «Безопасный город». Вообще, консолидация такого огромного потока видеоданных, наверное, самая сложная задача в данном проекте. Многое будет зависеть от программного обеспечения, которое используется в качестве центрального решения.

Конструктив камер

Система обеспечения безопасности города (СОБГ) может включать в себя десятки тысяч камер, размещенных в совершенно разных местах, выполняющих разные задачи. Нужны все. Панель с кнопкой вызова — для связи с разными службами и доступа к информации Цилиндры с ИК-подсветкой или стандартные Box-камеры, собранные в уличные кожухи сомывателями и «дворниками» для наблюдения за дорожной обстановкой, вандалостойкие полусферы (или сферы, угловые камеры) внутри подъездов. И так далее и тому подобное.

Тип камер

Однозначно IP-камеры. Сигналы HD-SD ограничены в дальности передачи, и для включения в общегородскую систему их все равно придется конвертировать в IP, сжимать в те же форматы, что сжимают IP-камеры для хранения и передачи различным потребителям.

Городская инфраструктура — это сеть, построенная крупными провайдерами и ИТ-компаниями не только для задач видеонаблюдения, но последнее именно в случае с IP-камерами прекрасно «ложится» на нее.

Разрешением, оптимальным на ближайшие 5 лет, я считаю 1080р (2-3 Мпкс). Именно такие камеры сейчас обладают прекрасным соотношением цены и характеристик, достаточной чувствительностью, и уже полно моделей с широким динамическим диапазоном, сурово необходимым в городских джунглях.

Среда передачи

Оптоволокно как основа — главные каналы и городские кольца. Все остальное — это способы организации так называемой последней мили, которые именно на участках от узлов установки камер до точек входа в оптоволоконную сеть придется выбирать исходя из местных условий. Но лично мое мнение — всегда, когда есть возможность проложить физическую линию, нужно класть оптоволокно. В маленьких городах у нас имеется опыт использования и только беспроводных каналов связи, одна вышка способна «накрыть» сегментами город или населенный пункт. Главное условие здесь — дублирование хранения данных в камерах на SD-картах или дисках на случай помех или сбоев работы беспроводных сетей. Но вообще это вопрос скорее к местным или федеральным провайдерам связи, которые чаще всего и организуют связь для городских систем.

Применение Интернета

Магистральные линии универсальны, они проложены прежде всего для Интернета, телевидения и т.п., но техническими средствами владельцев магистралей возможно выделить каналы для гарантированной передачи видео. Когда вы приходите к интернет-провайдеру и просите соединение, даже по меди или 3G, по которому обычно получаете доступ в Интернет, провайдер организует вам выделенный канал. Назвать это «передачей через Интернет» нельзя, хотя используются те же средства.

Если же речь о передаче через общие сети, то, конечно, это возможно только для «вторичного» потребителя, то есть для клиента (сотрудника служб), просматривающего видеозаписи со своего рабочего места. Но передавать данные до места хранения и обработки по таким сетям, безусловно, нельзя

Видеоаналитика

Видеоаналитика может помочь автоматизировать процесс выявления тревожных ситуаций в проекте «Безопасный город», но над такой аналитикой еще работать и работать. Нужно начинать хотя бы с малого — сейчас множество компаний, включая DSSL, предлагают быстрый интеллектуальный поиск в архиве, и мы уже можем эти метаданные получать непосредственно с IP-камер, экономя ресурсы дата-центров или ПЦН.

Алексей Бартош/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Gk-Rosenergo.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: